Хорошие парни - это плохие, которые не притворяются хорошими



12.10.2012

Где-то год назад я был на одной престижной и представительной политической тусовке, на которой обсуждалась важная для Европы, да, пожалуй, и для всего мира, проблема активизации фашизма. Мы сидели в громадном зале гостиницы «Нью-Йорк» в Диснейленде под Парижем. В окна заглядывали ветки цветущей сакуры и с фойе доносилась вкрадчивая музыка приглашенного известного еврейского ансамбля. Оттуда же проникали ароматы свежее молотого кофе и горячих круассанов. И не верилось, что где-то плохие парни - всякие там фашисты, террористы, экстремисты, онанисты и прочие рептилии - готовят какие-то каверзы для нашего хрупкого и изнеженного мира.

         Темой моего выступления был робкий призыв хорошим парням объединяться быстрее, чем уже объединяются плохие парни  в международные банды, профашистские интернационалы, преступные альянсы и прочее. Когда я сел на свое место, ко мне наклонилась соседка  - депутатка Кнессета - Анастасия Михаэль. Элегантно сломав свою хрупкую талию и перебивая «Шанелью» мой вчерашний перегар, она вдруг спросила меня прямо в ухо: «А вы, что, считаете, что хорошие парни существуют?». И тут я призадумался. Я стал перебирать в уме всех своих дальних и близких, очных и заочных знакомых, в основном из политического мира, и пришел к неутешительному выводу: существуют четыре четкие категории.

Первая, и самая многочисленная. Это плохие парни, которые пытаются казаться хорошими. Может быть, потому что я находился на территории благословенной Франции, к подобному типажу я тут же отнес Николя Саркози. Он так пыжится быть хорошим, он столько тратит на это усилий и средств (я даже прочитал в местной газете, что он планирует сняться в американском боевике как раз в роли хорошего парня) - что возникают сильные подозрения. У мудрых японцев есть загадочная пословица: если пожилой человек хорошо танцует, значит, он - подлец. Я думаю, эта пословица позволяет нам расшифровать истинную суть  всех тех законспирированных подлецов или просто плохих парней, которые часами рассказывают нам с экранов, как хорошо они сделают что-то для нас, для мира, для страны, для народа, для экологии и для своих жен. Не верю!

Вторая, явно менее многочисленная, но более симпатичная мне категория - это плохие парни, которые не пытаются казаться хорошими. Когда-то в Америке была очень популярная фраза: «если мужчина не любит животных и детей, значит, он не совсем плохой». Я ее расшифровываю в том смысле, что если ты настолько откровенен, что признаешься в своих недостатках, то что-то хорошее в тебе уже есть. К лидерам этой категории я отношу, бесспорно, приколиста Берлускони. Когда я увидел клип, в котором он подскочил к таксисту, вытаскивающему вещи из багажника, и очень убедительно сымитировал его, так сказать, «опущение», то я подумал: «А этот парень не так уж плох». Ведь если политик не скрывает свою распущенность, свою мерзопакостность, свою готовность к беспределу - для меня это уже хороший парень. Поскольку тут хотя бы видно за кого ты голосуешь. А отсутствие иллюзий всегда дорогого стоило.

Есть еще третья категория - это хорошие парни, которые притворяются плохими. Правда, среди политиков их нет, они все, в основном, почему-то в искусстве. Наверное, потому что в искусстве за плохое всегда платят больше даже, чем в политике - за хорошее.  Например, по секрету могу сказать, что мой приятель знаменитый матершинник и пахабник Лесь Подеревянский в натуре не так уж плох - прекрасный семьянин, хлебосольный хозяин и т.д. и т.п. А другой мой знакомый, тусовочный скульптор Олег Пинчук, который на всех фуршетах изображает отвязного выпивоху, на самом деле - абсолютный трезвенник. Но может быть когда-то и в искусстве настанет мода на хороших парней и тогда даже в богеме им можно будет скинуть свои забрала из кокаиновых дорожек, баррикад пустых бутылок и снять свои зорровские маски из порванных колготок и стрингов…

И, наконец, самая загадочная, четвертая категория - это хорошие парни, которые не скрывают, что они хорошие. Таких я практически не знаю. Хотя и слышал о них, и читал кое-что. Но все они почему-то остались в прошлом. Пароход с такими славными парнями давно отчалил от нашего берега и все дальше скрывается в исторической дали. И я с трудом могу различить на его палубе бескорыстного и нескладного дядюшку Хо (генсека Хо Ши Мина), подслеповатого знайку Робиндраната Тагора и, конечно, бесподобного в своей безупречности Махатму Ганди. Эти парни уже уплыли. Аривидерчи!

Нам остается как-то жить с первыми тремя категориями. Главное  их не перепутать!