Вопрос-ответ для газеты "2000":В Конституции много щелей, где «шустрые юноши» могут порезвиться



13.02.2014

Почему глава государства настаивает на том, чтоб дебаты с одним из лидеров оппозиции проводить «в телевизоре», а не на майдане, как предлагает, в частности, г-н Кличко, — вполне объяснимо. «Любые «плохие дебаты» лучше «хорошей драки», — такую мысль высказал бывший заместитель секретаря Совбеза, известный политолог Дмитрий ВЫДРИН, отвечая на актуальные вопросы, предложенные нашим экспертам.

— В последние дни существенно снизился курс национальной валюты, поддержка которого на протяжении длительного времени была основой финансовой политики правительства.

Это было вызвано объективными обстоятельствами, правительство больше не обладало финансовыми ресурсами, необходимыми для сдерживания курса гривни? Или власть пошла на этот шаг намеренно, чтобы продемонстрировать негативные последствия экономического кризиса? Подорвет ли падение курса гривни позиции Сергея Арбузова, главным достижением которого считается обеспечение стабильного курса национальной валюты?

— На мой взгляд, курс валют относится ближе к компетенции высших сфер (мировые финансовые спекулянты, транснациональные корпорации, глобальные торговые сети и т. д.), чем местных политических.

Говорить о том, что политики небольшой страны (с точки зрения экономического потенциала) могут легко манипулировать курсом, так же смешно, как говорить, что они могут управлять глобальным климатом или хотя бы актуальной погодой.

Соответственно, курс доллара будет зависеть от стратегии глобальных игроков. Наши же политики и высшие чиновники могут только демпфировать скорость и резкость этих изменений в весьма узком коридоре. Это как в семье: жена управляет всеми активами, а муж — маленькой заначкой.

— В минувшее воскресенье Арсений Яценюк обнародовал основные положения нового проекта конституционной реформы, на котором настаивает оппозиция. Согласно оппозиционному проекту, правительство должна избирать Верховная Рада, процедуру импичмента президенту следует существенно упростить, а областные госадминистрации — ликвидировать.

Для чего Арсений Яценюк пытается снизить значимость президентского поста, существенно ограничив полномочия главы государства? Это попытка лишить Виталия Кличко части дивидендов в случае его победы на выборах и превратить парламент в самостоятельный центр влияния? Или проект, с которым выступил Яценюк, может стать основой для компромисса с окружением президента? Согласится ли оппозиция признать победу Виктора Януковича на выборах, если к тому времени будет проведена конституционная реформа в соответствии с ее требованиями? Можно ли рассматривать заявление Виктора Януковича, сделанное им в ходе беседы с Викторией Нуланд о его принципиальном согласии на реформу Конституции, как свидетельство готовности обсуждать оппозиционный проект?

— Для многих украинских политиков само участие в изменении, реформировании, дополнении к Конституции является своего рода свидетельством участия в высшей политической лиге.

Возможно, им не дает покоя историческая слава отцов-основателей американской конституции, чьи имена записаны золотыми буквами в историю. И каждый из украинских политиков такого типа мечтает остаться в истории «отцом-основателем» главного закона. При этом сама суть конституционных изменений часто второстепенна.

Я не исключаю, что если бы сейчас у нас действовала Конституция с акцентом на парламентскую республику, те же люди боролись бы за ее изменение в пользу президентской республики. Для многих из них, повторяю, главное — процесс «конституцестроения».

Когда-то я упоминал, что мне довелось побывать в порту Бостона на корабле под названием «Конституция». Там оказалось множество юнг, которые чем-то кропотливо занимались. Когда я спросил у капитана, почему так много подобных юношей, он ответил: «В «Конституции» много щелей, в которые могут пролезть только шустрые и юркие юноши».

В нашей Конституции тоже достаточно щелей, в которых «шустрые юноши» вполне могут порезвиться. Особенно, если они мечтают вырасти до капитана корабля.

Что касается готовности президента к конституционной реформе, то она, возможно, связана с тем, что люди, побывавшие на высшем посту, быстро понимают: вопрос вообще-то не в том, каков детальный дизайн Конституции, а в том, насколько она выполняется. Все наши варианты Конституции фиксируют главное положение — источником власти в нашей стране является народ. Ну и что?

— Виталий Кличко объявил, что Виктор Янукович предложил ему провести дебаты. По словам Кличко, он согласился, но потребовал, чтобы дебаты прошли на майдане.

Зачем главе государства понадобились эти дебаты? Значит ли это, что Кличко теперь наверняка будет допущен к избирательной кампании? Почему лидер «УДАРа» фактически уклонился от публичной дискуссии с украинским президентом?

— Думаю, что глава государства вполне отдает себе отчет о том, что любые «плохие дебаты» лучше «хорошей драки». А тем более глобального побоища.

Поэтому понятно его желание перевести политическое противостояние в естественное для политики вербальное поле. Ведь известно, что там, где говорят, не стреляют. Или, по крайней мере, не сжигают друг друга при помощи бутылок с напалмом.

Будет ли Кличко допущен к выборам — в большей степени зависит, на мой взгляд, от внешних игроков, чем от внутренних. Сегодня у нас ситуация, как в фильме «Место встречи изменить нельзя». И если Жеглов (в смысле госдеп) крикнет громогласно: «Я сказал — Горбатый!» (в смысле Виталий), значит, он и будет.

А почему Кличко требует именно дебаты на майдане — так это типичное боксерское правило: проводить поединок там, где больше твоих болельщиков.

Специально для газеты "2000"