Анатомия протеста



10.10.2012

Это, пожалуй, самая нашумевшая российская передача последнего времени. Она взорвала российский сегмент нета и вызвала кучу споров. Хотя, мне представляется, что передача довольно банальная. Видимо, она попала просто в некий нерв инфантильного архетипа, который характерен для нашего постсоветского социального пространства.

            В этом плане мне вспоминается забавный, но и характерный эпизод. Мы проводили какой-то корпоративчик в «Козе» («Комсомольское знамя»), и наш разомлевший главред, Кипаренко,  рассказал историю из своей юности.

            Он как-то был в восьмом классе дико влюблен в одноклассницу-дюймовочку. Она для него была воплощением хрупкости, трогательности, нежности и неземной красоты. И вдруг как-то на пионерском костре он, зайдя в лесок, увидел сидящей ее под кустиком. Где-то сознанием он понимал, что «дюймовочка» такая, как все люди. Но сознание его взорвалось когнетивным диссонансом и любовь прошла - он не смог простить, что она такая, как все «в этом плане».

            Думается, что похожий механизм срабатывает, когда людей, которых мы видим в безупречном и возвышенном обрамлении высоких трибун, высоких лозунгов и неземных страстей, нам вдруг показывают «сидящими под кустиками». Да, мы понимаем, что они такие, как все (в смысле, как все другие политики). Но мы не можем простить им, что они тоже «ходят под кустики».

            Я, например, с восторгом слушаю выступления одного кандидата в  депутаты, когда он очень убедительно говорит про свою офицерскую честь, достоинство и неподкупность. И мне совсем не хочется верить, что недавно он до крови избил капитана своей яхты за то, что тот неправильно подал ему кофе (кстати, яхта за 7 млн.евро с приличной командой, и капитан, наверное, не должен подавать кофе лично).

            Я очень люблю передачи одного журналиста, который своими трогательными очечками и наивным выражением напоминает какого-нибудь неприспособленного  к жизни «ботаника-знайку». Он тоже кандидат. И тоже говорит о неподкупности, бескорыстности и долге. И мне дико обидно, что интернет и его показал в полной красе «под кустиком» - перечислив 28 фирм с ограниченной ответственностью, которыми владеет он, очень ненаивно прокручивая через них неограниченные деньги.

            Поэтому я запретил бы подобные фильмы. Мы должны верить в святость хотя бы нашей последней надежды - оппозиционных лидеров. Мы должны верить, что они никогда не ковыряют в носу, не ходят в туалет и не бьют своих капитанов. Надо же верить во что-то хорошее!