Палычи Морозовы



31.05.2012

  Много-много лет назад мне посчастливилось провести весеннюю волшебную смену в сказочном «Артеке». Всю жизнь храню в памяти образы, песни, речевки, лица и даже галстук... И странный, случайный рассказ пожилой технички.

         Оказывается, незадолго до войны в Артеке был специальный заезд Павликов морозовых. Чья-то мрачная фантазия, суровая воля и неограниченный админресурс собрали триста потерянных пацанов, предавших, сдавших из идеологических, патриотических, химерных побуждений своих родных отцов. То есть детишки отправили родных пап в страшный колымский лагерь, а родная власть их — в лучший пионерский.

         Ни тогда, ни сейчас я не брался судить их. Во-первых, сложное времечко было, тем более для неокрепшего, заблудшего сознания ребенка. Во-вторых, судьба сама, наверное, всех и осудила, и рассудила. В-третьих, один Павлик Морозов — невероятная психологическая драма, а в концовке даже трагедия. А триста живых Павликов — скорее идеологический фарс.

         Эту историю я как-то позабыл, пока мне о ней не напомнили наши неутомимые нардепы. Оказалось, что у тех Павликов выросли уже дети, может, внуки — Палычи. Различие их только в том, что первые, замороченные идеологией, предавали своих отцов, а нынешние предают чужих детей. Не знаю, сколько таких Палычей в Раде. Надеюсь, не 450 и даже не 300. Но один есть точно!

         Когда-то мудрый Дон Карлеоне учил своих мафиози — детей трогать нельзя ни в коем случае. Но это же всего лишь их мафия, а у нас есть нардепы покруче. Есть один, например, нардепище, правда, похожий больше на амбала, чем на политика. Он еще и генерал, правда, с матерным рыком прапора. Именно он стал главным Палычем Морозовым, открыв бесстыдную травлю чужого сына. Украинская политика давно уже изъяла и честь, и совесть из нашей эпохи. И проявилось это и в том, что она, как омут, втягивает в себя не только зрелых (и перезрелых) игроков, но и их детей. Например, еще пару лет назад трудно было представить, что абсолютно аполитичная, изнеженная, избалованная Жужа поменяет «харлеи» на митинги, фамилию Карр на фамилию Тимошенко, а ресторанный бизнес на политический. Трудно представить, какие усилия ей надо было сделать над собой, чтобы стать главной защитой и опорой своей матери. И она одна сегодня защищает ее в десятки раз эффективнее, чем куча небритых и алчных защитников, и раз в сто искреннее, чем неуклюжая фракция, и раз в двести осмысленнее, чем ее аморфная и инертная партия.

         Юлия Владимировна, на мой взгляд, не имела равных в строительстве воздушных замков, химер, фантазий и фантомов, но дочь — это ее, пожалуй, единственная реальная надежда, опора и гордость. Я абсолютно не разделяю взгляды и методы матери и абсолютно восхищаюсь дочкой. Дети должны быть на стороне родителей — в чем бы тех ни обвиняли и что бы им ни предъявляли.

         Потому я завидовал когда-то цыганке на вокзале, за которую неистово кусала и царапала дюжих милиционеров трехлетняя дочь, хотя мать заставляла ее ползать по заплеванному полу за копейками. Дети всегда, при любых обстоятельствах должны быть за родителей. Это код правильной жизни. Это не юридический, но нравственный императив семьи, да и державы. Это главное детское Право! И было бы страшной бедой для будущей кармы всей страны, если бы власть взялась за этого единственного реального защитника своего непримиримого оппонента. Да, власть вроде избежала этого дикого искушения. Но страшно то, что оппоненты власти занялись детьми из чужого лагеря. Нет, я не имею в виду позапрошлогодний педофильский скандал, когда якобы некоторые народные избранники проявились на чрезмерной любви к детишкам. Видимо, от любви до ненависти один шаг. И сегодня некоторые нардепы изощряются уже в ненависти к чужим детям.

         Жутко было читать, как упомянутый нардеп-генерал публично юродствовал и кощунствовал по поводу Руслана Щербаня, который пытается защитить честь семьи и правду о своих родителях.

         Я вообще не могу представить, что тогда пережил подросток, на глазах которого расстреляли всю его семью. По идее, он мог бы вообще сломаться, проклясть все на свете, включая свою страну, уехать, чтобы все забыть. Но он борется, он ищет истину, он пытается найти убийц отца и матери. И за это бывший высший милиционер, а теперь еще и «политик», глумливо вешает ему ярлыки. Просто оторопь берет — воистину Палычи Морозовы»! Без совести, без чести, без чувства достоинства. Эх, дожить бы хоть до морального уровня Дона Карлеоне — по крайней мере, до его главного принципа: лупите друг друга, но детей, сволочи, не трогайте!