Родосские Колоссы и встречи





09.10.2012

 

Люблю случайные встречи, неожиданные разговоры, незапланированные знакомства - все то, что составляет суть, смысл и прелесть путешествий.

            Особенно в этом плане мне интересны пожилые джентльмены, у которых около чашечки утреннего кофе уже стоит рюмашка чего-то крепкого.

            Например, когда бываю в Будапеште, специально рано утром хожу на центральный рынок, где в правом углу второго этажа в маленькой разлевайке сложился своего рода клуб «полтинничников». Как тайный пароль и скромная клятва, там постоянно и негромко звучит «филдеце», то есть «полтинник».

            Этим утренним «полтинничком» греют душу и выгоняют ночные видения обычно 3-4 седовласых мэтра-завсегдатая.

            На этот раз «филдеце» я заказал рано утром в игрушечном прелестном городке Линдос на юге Родоса. Конференция «Диалог цивилизаций» завершалась, и я решил с утречка прочистить чакры где-нибудь в спокойном, отдаленном и отрешенном месте.

            Таверна отвечала всем стандартам гриновских зурбаганских запросов. Сверху монолитно нависал самый древний в Средиземноморье Акрополь, внизу подковой лежала бухта с классическим одиноким парусом. И, конечно, уже сидел в уголке одинокий джентльмен с кофе «по-гречески» (он же в ста милях восточнее «по-турецки») и стаканчиком узо.

            «Калимэре!» - сказал я, приподнимая свою рюмку. «Калимэрэ!» - ответил седой эфенди, пересаживаясь ко мне.

            Мимо  обреченно и натужно протопал ослик, неся жирную тушку туриста. Я вспомнил свою давнюю подружку, замечательную художницу Дорку Шимякину. Она работала как-то грузчицей на соседнем островке и возила на гору мешки с цементом тоже на ослике, который  непрерывно пердел. Но я не вспомнил как по-английски «пердеть» и поэтому просто сказал» «Осел!».

            «Да, - задумчиво ответил джентльмен. - Все они тут ослы до заката солнца».  Я понял, что главное начинается, и сразу заказал еще по три рюмки.

            С настенного фото на нас смотрели два сильно пьющих монаха, и я воспринял это, как знак высшего поощрения.

            «Здесь жили самые крутые в мире капитаны - мощно начал свой рассказ собеседник. - Они первыми прописали морское право и уничтожили пиратство. Их дух живет до сих пор в Линдосе. Но он просыпается только под луной. Приезжайте сюда ночью, и вы не увидите этих ослов в шортах, сланцах и бейсболках. Ночью здесь дамы в длинных красных декольтированных платьях. Ночью здесь строгие мужчины в двубортных белых костюмах. Ночью здесь горят кофейные свечи и играет скрипка. Ночью здесь  другие смыслы, как на обратной стороне луны».

            «А был такой диск, кажется, у Pink Floyd «The Dark Side of the Moon», - вспомнил я.

            «А они здесь и писали диск, прямо в этой таверне. А вон дом, где они обычно живут». И он показал резной тростью на белоснежную двухэтажную виллу. «Мы посвятили их в ночные капитаны».

            «А я?» - неожиданно вырвалось у меня.

            «А ты допивай  - сказал суровый старик. - Мы на разных сторонах луны и никогда ты не будешь капитаном».

            Около выхода я обернулся и увидел, что монахи на фотографии тоже допили узо и смотрели мне вслед, то ли с прощением, то ли с осуждением.  (Фото дневного и лунного Линдоса прилагаются, а также фото монахов и  музыка Pink Floyd «The Dark Side of the Moon»).